MM: Татьяна Николаевна, расскажите о себе. Где вы родились, где выросли, с чего началось увлечение лошадьми...

 

ТНР: Рассказать о себе, где родилась, где выросла, с чего началось увлечение лошадьми…

Родилась в маленькой деревушке в российской глубинке в ГОД ЛОШАДИ,  предки мои – крестьяне.  Лошади со мной с детства. Вот коротко ответ на Ваш первый вопрос.

 

MM: Я слышала, что вы когда-то были наездницей, занимались выездкой - это правда?

 

ТНР: Когда моя семья перебралась в город, мы поселились буквально рядом с конно-спортивной школой. Я вижу в этом глубокий смысл  и промысел божий. Конечно,  все свободное время я проводила там.  После окончания школы мне не было другой дороги, кроме как в сельскохозяйственный институт. Я стала зоотехником. Работала по окончании этого вуза сначала  директором  Северо-Казахстанского ипподрома (по совместительству  конюхом и жокеем – кадров не хватало), затем бригадиром маточного табуна конного завода «Восход», что на Кубани, потом поступила в аспирантуру института коневодства, защитила диссертацию  по высшей нервной деятельности лошадей чистокровной верховой породы.  Еще в родной конно-спортивной школе я начала заниматься конным спортом, продолжила эти занятия и в институте коневодства.  Осваивала и конкур, и троеборье, и выездку.  Имею звание «кандидат в мастера  спорта». Под моим седлом были лошади разных пород: тракены, чистокровные, буденовцы, дончаки  и конечно текинцы.

 

ММ: Как получилось, что вы стали главным Регистратором Госплемкниги? Вы к этому стремились или просто так само с собой сложилось? А у кого Вы учились? От кого взяли «понимание» породы?

 

ТНР: Однажды директор нашего института Юрий Николаевич Барминцев вызвал меня к        себе и предложил взяться за ахалтекинскую породу, которой  до настоящего времени  институт не занимался.  Были два месяца тяжелейших раздумий и сомнений, надо было расстаться с любимой породой, которую я знала, и заняться чем-то совсем неизвестным. Друзья помогли сделать выбор и вот с  1 января 1973 года  я стала «текинисткой».  Теперь я думаю – это было  предназначение свыше (не зря меня  г-н  Бабаев причислил к лику святых, надо как-то это оправдывать и объяснить). Я перечитала всю доступную литературу по этой породе, а ее было немного, и отправилась  познавать  эту «терра инкогнито»  прежде всего в Туркмению. И если бы я  не встретила там  замечательного человека и специалиста, страстно любящего это животное, Марию Даниловну ЧЕРКЕЗОВУ,  не знаю – как сложилась бы моя дальнейшая судьба. Она тоже родилась в  ГОД ЛОШАДИ, только двадцатью годами раньше меня,  но,  как оказалось, мы живем на одной  волне,  мы -  глубоко родственные души. Потом меня учили сами лошади, много дал В.П.Шамборант, но я бы не сказала, что в плане учительском, скорее – как  оппонент в споре.

 

ММ: Как Вам кажется - Ахалтекинская порода - универсальная или восточная? Я не имею ввиду её географическое расспространение, а скорее «дух» её... Как воспринимают дух Текинца в разных странах мира - одинаково или совсем по-разному?

 

ТНР: Среди всех пород мира ахалтекинская порода стоит особняком.  Это не просто порода, это – живой памятник древности и все, кто  посвятил ей жизнь или даже немного соприкоснулся с ней, должны это помнить.  Она должна быть сохранена со всеми присущими ей особенностями,  однако и не должна быть некой застывшей субстанцией, она должна совершенствоваться и приспосабливаться к  современным требованиям рынка, но только при чистокровном разведении, сохраняя свой уникальный генофонд.  В этом и состоит наша работа.  К сожалению,  не все понимают уникальность и значение этой породы,  не оценивают ее  огромный потенциал, не  могут понять ее  душу,  оценить ее интеллект.

 

ММ: У вас когда-нибудь был свой текинец? Или они все «ваши»?

 

ТНР: Конечно, все текинцы мои,  но ближе всех  я познакомилась с теми лошадьми, которые были под моим седлом. Это Гурген и Халиф.  Они -  две частички моего сердца. Была еще кобылка Фламинго, которую мне в свое время подарили  Л.Бабаев и Ш.Галимов не без меркантильных соображений. Она была нечистопородной, в ее педигри был Агат, которого  не признаем  чистокровным ахалтекинцем, а им хотелось, чтобы он был признан чистокровным.  Но на ней я ни разу не сидела, так как она была по росту пони-класса (147 см), а с моими габаритами я не могла себе позволить сесть на нее. На ней ездили мои аспирантки и весьма успешно. Теперь она в Чехии.

 

ММ:     Давайте затронем несколько спорных тем: Племенная Книга. До недавних пор она была одна, централизованно ведущаяся и издаваемая в России. Не так давно во Франции создали свою систему, с Вашей поддержкой: будут сами тестировать, сами вести учёт, а потом передавать данные во ВНИИК. Кажется, Швейцария стремиться к похожей форме учёта местного поголовья. А в других странах учёт до сих пор не налажен. А в Туркмении, я слышала, вообще сделали свою книгу и действуют независимо. Как же быть дальше? Чьему примеру следовать? Какова оптимальная форма племенного учёта в Ахалтекинской породе в 21ом веке?

 

ТНР: Генеральный Студбук и сейчас один.  Все вышедшие в свет тома  этого Студбука подготовлены  российскими специалистами и печатались в Москве, за исключением 1(Ш) тома,  напечатанного в Ташкенте. В Туркменистане после распада СССР не выпущено ни одного тома  Госплемкниг.  Был выпущен выхолощенный 9-й том ГПК, который вышел через 10 лет после выхода в свет настоящего 9-го тома, из которого были   выброшены все лошади, рожденные не в  Туркмении и изменена нумерация  лошадей, что вводит в заблуждение  пользователей. Более того,  новоявленные «авторы» не удосужились даже  дополнить племенное использование кобыл за эти 10 лет.  Я расцениваю этот акт, как банальное воровство.

 

У нас есть договоренность  о совместной работе с племенной  службой Франции (Помпадур), мы успешно сотрудничаем с  ассоциацией Чехии.  Хотелось бы сотрудничать со всеми странами, где разводят лошадей ахалтекинской породы. Во-первых, централизация племенного учета в этой древнейшей  и немногочисленной  породе с определенными строгими правилами  этого учета необходима,  чтобы  сохранить  ее   для будущих поколений, во-вторых,  имея  полную информацию о состоянии породы в целом  специалистам легче вырабатывать стратегию работы с  ней. Ну и наконец – это престижно быть занесенным в Генеральный Студбук. На местах же могут выходить регистры лошадей этой породы, которые включают все группы животных, вплоть до меринов.

 

Есть Положение о  племенном учете и Государственной племенной книге, разработанное институтом коневодства и утвержденное  специальными государственными службами МСХ  РФ, надо только выполнять эти требования.  Положение это размещено на нашем сайте. Когда-то в бытность еще СССР  мы, текинисты, решили  создать  Ассоциацию, чтобы объединить наши усилия в деле сохранения,  совершенствования и популяризации этой породы (ААТК). Случилось это в Тбилиси.  Работа этой организации не прошла даром:  проводились выводки племенного молодняка на ипподромах, где проходили испытания  текинцы,  расширился ареал разведения  этих лошадей  во всем мире, что повлекло за собой создание Международной организации  (МААК).   Однако, надо отметить, что за весь истекший период тяжесть организации выводок и Митингов легла на плечи сотрудников института и Музея коневодства.  А члены ААТК  способны были только критиковать, но не помогать.  Роль МААК нам представлялась прежде всего в  объединении усилий  по популяризации этой породы в мире,   в  расширении  сферы использования этих лошадей, в  концентрации с ведений  о наличии и качестве этих лошадей в разных государствах мира. Предполагалось создание региональных ассоциаций, которые бы  контактировали с МААК, что облегчило  бы работу  племенной службы,  позволило   во время и четко  выпускать информационный материал,  Госплемкниги и регистры. Но этого не происходит.  Теперь почти каждому владельцу ахалтекинцев хочется «рулить» ситуацией,   нет согласия среди текинистов ни в одной стране, а это очень усложняет  общение между людьми и  управление породой.

 

Многие наверно считают меня неким диктатором, навязывающим свою волю кому-либо.  Наверно они не сталкивались в жизни с настоящими диктаторами.  Когда были военные конные  заводы и функционировал Главконупр МСХ СССР, тогда требовалось неукоснительное соблюдение  требований  отбора, подбора, согласовывать  реализацию, расстановку и использования производителей. Сейчас этого никто не требует.  Продавай кого хочешь, кому хочешь  и почем хочешь,  оставляй в производящий состав лошадей по своему усмотрению,  используй жеребцов на свой вкус и возможности,  испытывай или не испытывай,  приводи своих лошадей на Митинги или не приводи,  организуй какие хочешь шоу. Где же здесь диктатура?  Наши выводки на митингах - это элемент селекционно-племенной работы, проводятся они по утвержденному Положению. А  утвержденные  регламенты  надо соблюдать,  иначе наступит анархия  и  сохранить породу будет невозможно.

 

ММ:  Как, по вашему мнению, должен реально развиваться МААК? Этой организации ставят многое в упрёк, но я редко слышу какие-то реальные практические предложения. Нам вообще МААК нужен? Если да, то зачем?

 

ТНР: Нужен МААК или не нужен, как  лучше  организовать его работу? Хотелось бы услышать мнение наших критиков, как они себе это представляют.

 

ММ: Правда это, что ВНИИК не любит, когда пытаются вывозить за пределы СНГ пошадей особенно ценного происхождения?

 

ТНР: Откуда такая мысль – любит чего-то ВНИИК или не любит? Назовите пример, когда  тормознули продажу хоть одной лошади. Я, как специалист, могу пожалеть расстаться с какой-нибудь очень интересной для породы лошадью, но институт  никогда никому не отказал в выдаче разрешения на вывоз.  Можно было бы синдикатировать интересующую лошадь, т.е. оплатить владельцу ту сумму, которую просит владелец, как это имело место в Английском Жокей-клубе, но мы не располагаем такими средствами.

 

ММ: Вы наверное видели сотни, если не тысячи текинцев за годы своей деятельности. Наступает ли перенасыщение, или же до сих пор бывают моменты, когда у вас загораются глаза при виде новой восходящей звезды?

 

ТНР: Да.  Перед моими глазами прошло много текинцев за эти 35 лет, но я с нетерпением жду того момента, когда поеду по хозяйствам и увижу новых жеребят, уже подросший и формирующийся молодняк, как  смотрятся старшие. Это всегда праздник для меня.   

 

ММ: Опишите мне пару самых незабываемых моментов в Вашей длинной «Текинской» карьере? И пару грустных тоже, пожалуйста.

 

ТНР: Моментов и хороших и плохих было много и сложно из этого многообразия выбрать что-то самое, самое

 

ММ:  Некоторые заводчики, как в России, так и на Западе, сетуют по поводу «невостребованности» Ахалтекинских лошадей в современном конном мире. Вы согласны, что утилитарное применение Текинца в наше время - дело непростое?

 

ТНР: Невостребованность ахалтекинских лошадей зависит от нас самих, как мы используем эту лошадь, как продвигаем ее, как рекламируем.  У нас в России главная проблема – руки. Что я имею ввиду.  Руки спортсмена, голова тренера. А их нет. К текинцу нельзя подходить с общепринятыми мерками тренинга, общения,  прежде всего надо понять ее.  В разговоре с  теми, кто общается с лошадьми этой породы,  все неизменно отмечают ее  понятливость, добронравие (если ее не колотят вилами в бок и не орут площадной бранью),  преданность и много чего другого. В этой лошади заложен огромный потенциал, его только надо раскрыть и использовать. А чтобы использовать – надо оценить уровень  этого потенциала и вести селекцию по  этим качествам  при чистокровном разведении.  Одним из путей использования этого потенциала является получение спортивной лошади с применением  скрещивания  этой породы с другими, особенно западно-европейского корня, породами. Этот опыт уже был апробирован в Ташкентском конном заводе и дал очень хорошие результаты. Пропагандируя эту породу за пределы СНГ мы очень надеялись, что  западно-европейские и американские пользователи двинут ее  в самые разнообразные сферы использования (классические виды конного спорта, пробеги), но этого не случилось.  Может потому, что пока  там не нашли ключей к этой лошади,  может недостаточно мы информированы о результатах этого использования.

 

ММ:  Какие тенденции в современном текинском коннозаводстве Вас радуют, а какие огорчают? И у Вас и на Западе...

 

ТНР: Что меня радует. Радует то, что порода уже переступила ту грань, за которой она могла исчезнуть безвозвратно, что  сознание многих повернулось в направлении  оценки этой породы, как уникального древнего живого памятника  истории,  неоценимого в развитии современного коневодства, как первой чистокровной породы  мира. А огорчает, что многие еще не подошли к сознанию этого и что Туркменистан выпал из обоймы  общего развития породы. Огорчает  и то, что  некоторые мои коллеги перестали понимать меня, для них  собственные доходы заслонили  заботу о судьбе породы.  Дико слышать рассуждения теплотехника  о зоотехнической науке,  существующей не одно столетие,  что ведение пород по линиям в коневодстве, а за  ним и в других отраслях животноводства и птицеводства – наукообразие,  хотя этот метод  существует и успешно работает тоже не одно столетие. «Беда, коль  сапоги начнет тачать  пирожник…»

 

ММ:  Загадайте вслух желание, пожалуйста...

 

ТНР: Я мечтаю, что появятся новые абсенты, пентели и целая армия других  выдающихся текинцев, а с ними  те чуткие руки и сердца, которые их выведут на  большую спортивную арену.  Мне хочется видеть профессионализм во всем.